Размер шрифта
Цвет сайта
Изображения Вык.
Обычная версия сайта
Eng
Версия для слабовидящих
Национальный туристический портал

Интервью Руководителя Ростуризма Александра Радькова «Российской газете» 10 июля 2013 года

Более 100 тысяч россиян сейчас отдыхают в Египте. 60 тысяч купили туры, более 20 тысяч серферов и дайверов выехали самостоятельно. А еще есть 30-тысячная российская диаспора. Когда в Египте было все спокойно, многие купили недорогие квартиры у моря.

Но сейчас отдых в Египте иначе как мятежным не назовешь.

В результате столкновений между военными и сторонниками экс-президента страны в Каире уже погибли 50 человек и около 500 ранены. Волна напряжения докатилась до курортов... А сдать турпутевку без убытка можно только в том случае, если МИД России объявит Египет страной, нежелательной для въезда. Если же турист захочет вернуть деньги, потому что боится выезжать, туроператор вычтет свои расходы - процентов 80 от стоимости тура. Не работают и страховки от невыезда. Египет - безвизовая страна.

Так что делать тем, кто любит отдыхать в Египте? Есть альтернатива? И зачем в России хотят ввести отпускные чеки? Об этом в эксклюзивном интервью "РГ" рассказал руководитель Ростуризма Александр Радьков.

Александр Васильевич, ситуация в Египте остается очень напряженной. Стоит ли покупать туры в эту страну и что вы можете посоветовать тем, кто отдыхает там сейчас?

Александр Радьков: Египет для России - дружественная страна, но нынешняя ситуация нас очень тревожит. Крупные манифестации из-за смены власти уже привели к человеческим жертвам. В том числе и среди иностранцев.

Невольной жертвой происходящих событий могут стать и российские туристы. Сейчас на египетских курортах отдыхают около 80 тысяч граждан. Это серьезная цифра, больше, чем было в прошлом году. И мы неустанно говорим о том, что ни в коем случае нельзя покидать курортные зоны - Хургаду, Шарм-эль-Шейх. А еще лучше - находиться в пределах территорий отелей. Тем более что манифестации уже проходят в курортных городах.

Сейчас в Египте работает штаб Ростуризма. Накануне наши представители встречались с губернатором провинции Красное море, там расположен курорт Хургада, с директором аэропорта этого города, шефом полиции и представителями военных, которые сейчас контролируют ситуацию в Египте, а также с представителями местных туристических компаний. Губернатор заверил, что египетские власти делают все для обеспечения безопасности россиян. Курорт круглосуточно патрулируется военными, усилена охрана отелей и аэропорта. Местное население - 80 процентов которого, кстати, занято в туристическом секторе, просят не митинговать.

Россия может запретить своим гражданам въезжать в Египет?

Александр Радьков: Если возникнет реальная угроза жизни и безопасности российских туристов, министерство иностранных дел может рекомендовать гражданам воздержаться от поездок в страну с туристическими целями. В этом случае туристы, которые уже приобрели путевки, но еще не выехали, должны обратиться в те агентства, где они покупали туры. И туроператоры обязаны вернуть им деньги в полном объеме.

Бывают и другие ситуации. Например, в зарубежной стране могут начаться эпидемия или военные действия. В этом случае эвакуацией граждан занимается министерство чрезвычайных ситуаций.

Непростая ситуация сейчас и в Турции. Кстати, сигналы о растущем напряжении поступали еще в прошлом году. Я сама слышала, как экскурсовод рассказывала о недовольстве части населения Турции по поводу курса на исламизацию страны. Один из примеров: супруга нынешнего премьер-министра стала появляться на официальных встречах в традиционной мусульманской одежде, и это вызвало бурное обсуждение в обществе. Как говорила экскурсовод, турки не хотят отдаляться от европейского уклада жизни. Серьезной поддержкой общества не обладают и "Братья-мусульмане" в Египте. Уместно ли говорить о каком-то тренде, который может негативно повлиять на приток туристов в эти страны?

Александр Радьков: Я думаю, что природа социально-политического кризиса в Египте и Турции все-таки разная. Потому что принципы государственного устройства отличаются и там, и там. И я не склонен думать, что в Турции возможен революционный вариант развития событий, как в Египте. Все-таки в Турции более развиты демократические институты. И то, что гражданское общество выражает свои протесты - нормально для демократического государства.

Но важно, чтобы формы протеста носили цивилизованный характер и находились в правовом поле. Да, в Турции были столкновения граждан с полицией и были обвинения в чрезмерном применении силы. Но в целом пока все происходило достаточно корректно. Если говорить об исламизации, то граждане Турции сами должны выбирать, по какому пути развиваться стране. Думаю, какой-то консенсус будет достигнут.

Туризм занимает ведущую роль в экономике обеих стран. И ни одна из противоборствующих сторон не заинтересована в том, чтобы нынешние потрясения ударили по этому рынку. Тем более что у Египта уже есть печальный опыт 2011 года, когда из-за вспыхнувшей революции были свернуты туристические программы на египетском направлении. И в течение двух недель наши туристы покинули отели. Надеемся, что сейчас этого удастся избежать.

Может ли к решению каких-то проблемных вопросов подключаться созданное недавно объединение туроператоров "Турпомощь"?

Александр Радьков: Если вы имеете в виду ситуацию в Египте и Турции, то "Турпомощь" к этому отношения не имеет. Эта организация занимается экстренным возвращением туристов на родину в случае несостоятельности туроператора, например банкротства. Это все.

"Турпомощь" не вмешивается ни в случае угрозы жизни и безопасности туристов, не выступает арбитром в споре туриста с гостиницей, не имеет отношения к качеству предоставляемых услуг. Если турист чем-то недоволен, он вправе предъявить иск туроператору, и в случае неспособности туроператора удовлетворить этот иск, страховая компания должна возместить убытки, но их нужно документально доказать.

Были вопросы и относительно величины вступительного взноса туроператоров в "Турпомощь". Напомню, деньги собирались, чтобы наполнить фонд для экстренной помощи нашим туристам. В объединение вступило большинство операторов. Сейчас в фонде около 180 миллионов рублей. Сумма вступительного взноса составляет 0,1 процента от оборота, но не менее 100 тысяч рублей. Некоторые предлагают отменить нижнюю планку в 100 тысяч и брать только процент от оборота. В Ростуризме же считают, что необходимо отработать летний сезон. Если мы будем видеть, что денег в фонде достаточно, ситуация на рынке прогнозируемая и стабильная, то можем подумать и о снижении этого порога. Но, на мой взгляд, 100 тысяч рублей для туроператора - подъемная сумма.

Какие зарубежные туристические направления, помимо Турции и Египта, будут популярными в этом году? Планируется ли упрощение визового режима с какими-то странами?

Александр Радьков: Неизменно востребованным остается пляжный туризм. В этом году приличные темпы роста демонстрирует туристический сектор в странах Европы - Греции, Испании, Италии. Если говорить о дальних магистральных направлениях, неплохие результаты, думаю, покажет Доминиканская Республика. Активно россияне летают в Мексику и на Кубу.

О визах. В первую очередь многих, наверное, интересует шенгенская зона. Переговорный процесс об упрощении режима идет, но достаточно сложно. В основном это вызвано позицией наших партнеров в Евросоюзе. Но российская консульская служба активно использует практику открытия визовых центров. И это также касается стран Шенгенского соглашения. Консульские центры открываются для того, чтобы облегчить жизнь туристам - устранить посредников, которые хорошо наживались на таких услугах за счет наших граждан, упростить способы подачи документов на визу. Например, раньше для получения визы в Германию требовалась справка из банка о финансовом состоянии. Сейчас мы договорились, что это условие не распространяется на туристов, путешествующих в составе организованных групп.

О других направлениях. В конце июня было подписано соглашение об отмене виз с Фиджи. Также возможна отмена виз в этом году с Южной Кореей. Переговоры о либерализации визового режима сейчас ведутся с Японией.

Один из стратегических партнеров России в сфере туризма - Китай. Между нашими странами есть соглашение, по которому туристы в составе организованных туристических групп могут путешествовать без виз, по спискам. И это соглашение работает достаточно успешно.

А как Россия планирует продвигать свои туристические продукты за рубежом?

Александр Радьков: Мировая практика показывает эффективность открытия зарубежных представительств. Сейчас в Москве функционирует порядка 40 таких представительств по туризму. В свою очередь, у нас пока нет ни одного. А это необходимо для того, чтобы эффективно продвигать страну на зарубежном рынке. Представительство должно быть независимым, потому что если поручить эту работу какой-то коммерческой структуре, она, скорее всего, будет продвигать только собственные предложения, не отражая всех возможностей туристического потенциала страны.

Ростуризм сейчас готовит соответствующие предложения, прорабатывает их с заинтересованными министерствами и ведомствами, прежде всего с минфином. В планах открытие в следующем году представительств в Китае, Турции и ряде европейских стран. Прежде всего в Германии и Великобритании. Это для начала. В перспективе мы планируем открытие своих представительств в Соединенных Штатах Америки и Канаде. Граждане этих стран также интересуются путешествиями по России.

Скептики считают, что в России недостаточно развита инфраструктура туризма для того, чтобы сюда ехали иностранцы. Наши условия отдыха не всегда привлекательны и для граждан России. Вы упомянули Китай. А ведь это - один из мировых лидеров по уровню внутреннего туризма. Там прекрасные отели почти по всей стране. Даже природные зоны, являющиеся местами паломничества туристов, имеют классификацию, 5-звездочные объекты финансируются государством. Может, нам стоит перенять какой-то опыт Китая?

Александр Радьков: Вы правы. Китайцы направляют колоссальные средства на развитие туристической инфраструктуры внутри страны. Колоссальные. Но эта задача также решается в России. У нас работает федеральная целевая программа по развитию внутреннего и въездного туризма, рассчитанная до 2018 года. Стимулируется приток инвестиций в отрасль.

В основном это заключается в том, что государство дает деньги на создание инфраструктуры. Ведь в любом инвестиционном проекте самое дорогое - это коммуникации: вода, свет, дороги. По программе регионы безвозмездно получают из федерального бюджета средства на строительство инженерных сетей в рамках конкретного туристического проекта. Участниками программы уже стали 18 российских регионов.

Но это одна сторона. Если вы обратили внимание, в Китае очень разветвленная транспортная сеть, большое количество авиационных, железнодорожных, автомобильных, водных перевозок. Это проблема, которую надо решать в России. У нас в сложном состоянии дороги, авиационный парк. Просто не хватает рейсов для внутренних перевозок. Поэтому и стоимость авиабилетов зашкаливает.

А может, для того чтобы снизить стоимость билетов на самолеты, нужно быть поактивнее туроператорам? Например, поставить чартер на Алтай или в Кавказские Минеральные Воды.

Александр Радьков: Туроператоры уже пытались организовать чартерный рейс в Кавминводы. Но, к сожалению, они не нашли общий язык с руководителями некоторых здравниц. Пока они мыслят разными категориями.

Если говорить об авиаперевозках по системе "лоукост" (бюджетные перелеты. - Ред.), то для этого необходима соответствующая инфраструктура в аэропортах. Плюс налогообложение. В России до сих пор внутренние перевозки облагаются налогом на добавленную стоимость. Обнуление ставки могло бы стимулировать развитие внутренних перевозок, в том числе и по туристическим направлениям. И это бы привело к снижению цен на билеты.

А что может снизить стоимость путевок на наши курорты? Да, Россию отличает уникальная санаторно-курортная база, подобной нет нигде в мире. Но отдохнуть, скажем, в санатории в Белокурихе на Алтае дороже, чем в Таиланде. Хотя не надо лететь через океан.

Александр Радьков: Если вы посмотрите на прайс-лист тайских клиник, то увидите, насколько это дорогое удовольствие. Оздоровление не бывает дешевым нигде в мире. Что касается наших здравниц, то они платят налоги. И достаточно большой налог - на имущество. Поэтому было бы целесообразно вводить налоговые каникулы хотя бы для строящихся санаториев, пансионатов.

Еще одна проблема российских санаториев, которая приводит к увеличению стоимости путевок, - сезонность. Мы думали, как стимулировать поездки россиян в отечественные здравницы осенью, зимой, ранней весной. И совместно с министерством культуры уже вынесли на межведомственное обсуждение вопрос о предоставлении социальных вычетов для тех, кто приобретает путевки в российские санатории в межсезонье. То есть человеку, покупающему туристическую путевку, могут вернуться 13 процентов от ее стоимости за счет социального вычета из подоходного налога.

Нам стало известно, что вы хотите ввести чеки на отпуск. Что это?

Александр Радьков: Это еще один механизм, который мы сейчас прорабатываем на экспертном уровне, речь идет о предоставлении людям отпускных чеков. Такие чеки успешно используют во Франции, Швейцарии, Италии, других европейских странах.

Как работает эта система?

Александр Радьков: Есть некий эмиссионный центр, который выпускает отпускные чеки. Их оптом закупают предприятия. Средства, которые они направляют на закупку чеков, не облагаются налогом на прибыль. Это выгодно предприятию. Затем организация реализует чеки своим сотрудникам по разным категориям: за 30, 50, 70 процентов стоимости путевки, в зависимости от социальных льгот и других обстоятельств.

А сотрудник этими чеками оплачивает туристические услуги: санатории, гостиницы и даже рестораны. То есть деньги, которые в самом начале выпали из бюджета, возвращаются, когда человек предъявляет чеки к оплате. И это серьезный стимул для того, чтобы туристические услуги были востребованы круглогодично. Потому что государство может регулировать этот процесс. То есть чеки могут приниматься, например, только в низкий сезон. И это, во-первых, обеспечит круглогодичную загрузку здравницам. Во-вторых, даст людям, занятым в туриндустрии, стабильную работу. В-третьих, простимулирует производство туристических продуктов и услуг. В-четвертых, позволит отрасли заработать дополнительные деньги. По зарубежному опыту человек, который оплачивает туристическую путевку чеками, дополнительно тратит немало наличных средств на сопутствующие услуги.

Когда в России может реально заработать эта система?

Александр Радьков: Как я уже сказал, мы прорабатываем механизм. Но могу сказать, что в свое время туризм в Швейцарии начал развиваться за счет таких отпускных чеков. Послевоенная Франция была в руинах, но там этими чеками простимулировали развитие внутреннего туризма. Появились новые объекты, куда потом поехал весь мир.

Ну и на практике, если стоит выбор: поправить здоровье условно за 15-20 тысяч рублей на Алтае или в 3 раза дороже отдохнуть в Таиланде, многие, я думаю, выберут первый вариант.

Пока не появились отпускные чеки, как можно простимулировать приток россиян в наши здравницы?

Александр Радьков: Эту задачу в большей степени могут решить сами здравницы. В советское время работала система госзаказа. То есть государство, предприятия через профсоюзы обеспечивали финансовую устойчивость санаториям.

Сейчас, когда объем госзаказа фактически сводится к нулю, санатории, пансионаты встали перед необходимостью вхождения в рынок. Им нужно самим продавать услуги, и многие оказались не готовы к этой системе. Поэтому им надо активнее работать с туроператорами, чтобы сформировалась реальная туристическая услуга. В Чехии, Венгрии здравницы интегрированы в рынок. Они живут за счет туристов. Там есть доля госзаказа, но она невелика. И, как правило, социальные программы реализуются в межсезонье, чтобы санатории не пустовали.

Также, на мой взгляд, необходима отдельная система классификации для здравниц. Ведь санаториям необходимо соблюдать специальные условия по питанию, размещению, особенно для людей с ограниченными физическими возможностями. Кроме того, перед поездкой в санаторий человек должен получить профессиональную консультацию у врача о профиле лечения.

Надо сказать, что сами здравницы порой имеют весьма жалкий вид.

Александр Радьков: Многие санатории действительно нуждаются в реконструкции, многие находятся в ведении каких-либо организаций, у которых нет средств на их модернизацию. И это промежуточное состояние не позволяет привлекать инвесторов. Поэтому необходимо пересмотреть систему принадлежности, определить, нужен или не нужен санаторий своему хозяину. Возможно, стоит какую-то часть здравниц выставить на торги, чтобы привлечь инвесторов. Это серьезные проблемы, которыми необходимо заниматься. Многие из них не относятся к компетенции Ростуризма.

В целом санаторно-курортный комплекс - это, на мой взгляд, одно из стратегических направлений развития российского туризма. Лучшей курортологии, чем у нас, нет нигде в мире. И санатортно-курортные комплексы в России есть практически в каждом регионе. Поэтому их необходимо активно использовать и развивать. Возможно, нужна специальная программа на федеральном уровне по реформированию этого сектора.

А как обстоят дела с присвоением звезд гостиницам?

Александр Радьков: Пока классификация гостиниц носит добровольный характер. Но совместно с министерством культуры Ростуризм подготовил поправки в закон об основах туристской деятельности, в соответствии с которыми будет вводиться поэтапная обязательная классификация на территории России. Сначала в тех регионах, где будет проходить чемпионат мира по футболу, в них обязательная классификация будет вводиться с 2015 года. В остальных субъектах - с 2018 года.

Обязательная классификация защитит потребителя. Потому что, если гостиница "приклеивает" себе столько звезд, сколько считает нужным, то это вводит в заблуждение туристов относительно качества предоставляемых услуг. Это первое. Второе - необходимо уделить внимание и малым средствам размещения. Классификация сделает их деятельность прозрачной. Также запланирована и классификация гидов-переводчиков.

Что касается иностранцев, то вряд ли они поедут на отдых в Адлер. Мне сложно представить там, допустим, граждан Греции или Испании, у которых есть развитая инфраструктура пляжного туризма. В России их в первую очередь интересует культурно-познавательный туризм. Скорее, иностранцы поедут в российскую провинцию, для них это экзотика.

Провинция... Я недавно вернулась из Красноярского края. По Енисею - великой красивейшей русской реке - сейчас ходят всего 3-4 круизных судна постройки 50-х годов прошлого века. Они в хорошем состоянии, но парк не обновляется. Чтобы доставлять иностранцев в уникальные уголки Сибири, просто нет судов. То же - с Черным морем. Его просторы бороздят новые лайнеры итальянских компаний. Получается, что они могут возить иностранцев в Сочи, Пицунду, Ялту, а мы - нет. И не получится ли так, что европейские компании в итоге наладят бизнес на том же Енисее?

Александр Радьков: На Енисее в силу климатических условий навигация длится всего несколько месяцев. Для того чтобы содержать судно, нужно плавать круглый год. Поэтому и здесь нужны налоговые послабления.

Также можно речные суда в зимнее время использовать как гостиницы. Кстати, проект таких судов есть, и даже на отечественных верфях, например, в Нижнем Новгороде. Но основная проблема действительно - нехватка судов. Кстати, не так дорого построить среднюю яхту. Это тоже очень перспективный сегмент, доступный. И в цивилизованных странах он не считается элитным. Но и здесь есть проблемы. Например, отсутствие плавучих заправок. Часто можно видеть картину: плывет яхта, а параллельно по автомобильной дороге едет бензовоз с топливом для нее.

Не хватает и "зеленых" стоянок. На Рыбинском водохранилище, через которое идут практически все круизные суда, следующие по Волге, нет ни одной стоянки, где можно было бы пришвартоваться, чтобы туристы отдохнули и провели там какое-то время. Поэтому надо строить причальные стенки. И это будет привлекать инвесторов, которые потом будут вкладывать деньги в соответствующую инфраструктуру - рестораны, развлечения. Все это - задача регионов. Власти на местах должны быть заинтересованы в развитии туризма на своих территориях.

Какие российские регионы, на ваш взгляд, сейчас активно развивают туризм? Куда можно отправляться на отдых?

Александр Радьков: Именно региональным и муниципальным властям отводится ключевая роль в развитии российского туризма. Прорыв в этом направлении сделали Алтайский край, Бурятия. Активно развивается туристический сектор в Краснодарском и Ставропольском краях. Я уже говорил, что участниками федеральной программы стали 18 регионов, в том числе и территории на Северном Кавказе, активно подключились к этому процессу Ингушетия и Чечня. Там удивительная природа, горы, уникальные памятники историко-культурного наследия.

Необходимо развивать и автомобильный туризм. Строить качественные дороги, чтобы можно было добраться до живописных мест. И здесь большую роль играют даже не трассы федерального значения, а региональные магистрали. Сейчас в России создаются автокластеры, в частности, в Бурятии и на Алтае. Они будут включать разветвленную сеть дорог, цивилизованные, безопасные стоянки, где можно поесть, переночевать, выйти в Интернет, зарядить электрические приборы и даже получить консультации для составления последующего маршрута. Автокластеры важны на южных направлениях, потому что в России немало туристов, которые едут на юг на своих машинах.

Если говорить о развитии российского туризма в целом, то сейчас мы всерьез обсуждаем необходимость принятия нового отраслевого закона. Потому что последний главный наш документ был принят в 1996 году, тогда была совершенно другая экономика и другая ситуация на рынке. Порой действующий закон не синхронизируется со смежным законодательством, устарели некоторые понятия. Безусловно, в новом законе будет отражено развитие инфраструктуры отрасли, государственно-частного партнерства, поддержка малого и среднего бизнеса, социальный туризм. Его концепцию мы представим в ближайший год.

Россия - удивительная страна. Здесь прекрасная природа, разнообразные традиции, интересная культура. Но нужно время, чтобы построить современные гостиницы, наладить транспортное сообщение, подготовить кадры для туриндустрии. Я уверен, у нас все получится.
 

Оцените материал:
Туристам Субъектам туриндустрии Документы

© RussiaTourism.ru, 2009-2016, все права защищены