Размер шрифта
Цвет сайта
Изображения Вык.
Обычная версия сайта
Eng
Версия для слабовидящих
Национальный туристический портал

Интервью Руководителя Ростуризма А.В. Радькова РИА Новости 25 июля 2011 г.

20 июня новым главой Ростуризма был назначен Александр Радьков, который в беседе с корреспондентом РИА Новости Верой Казанцевой поделился планами и задачами, стоящими перед ведомством и туристической отраслью в целом.

— Александр Васильевич, планируете ли вы в связи с вашим новым назначением менять что-либо в работе, стиле Федерального агентства по туризму?
— У нас планируется реформирование структуры центрального аппарата, его оптимизация. Это связано прежде всего с необходимостью создания отдельных структурных подразделений Ростуризма, которые будут заниматься вопросами безопасности и продвижения. На сегодняшний день таковых подразделений нет, а функциональные обязанности распределены между разными управлениями. Время, да и ситуация, которая складывается и в мире, и у нас в стране, показывают, что вопросам обеспечения безопасности туристов нужно уделять гораздо больше внимания. Это структурное подразделение — его рабочее название "ситуационный центр" — будет заниматься как мониторингом информации, касающейся безопасности, оперативным реагированием на различные вызовы, угрозы, так и обеспечением максимально эффективного взаимодействия с соответствующими ведомствами. Прежде всего с МИД, МЧС, ФСБ, Росавиацией, ФМБА и рядом других государственных органов.
В целом Ростуризм достаточно успешно справляется с возложенными на него задачами, в том числе и в условиях разного рода форс-мажоров. Но, повторюсь, какое-то реформирование с целью оптимизации его работы, несомненно, будет происходить.

Одной из задач, которые стоят перед Ростуризмом, считается повышение качества туристских и сопутствующих услуг, обеспечение безопасности туристов, о чем вы только что сказали. Для этого ведомство планирует создать свои представительства за рубежом. Что удалось сделать на этом направлении?
— В прошлом году нам не удалось открыть представительства Ростуризма за границей. Прежде всего это связано с определенными финансовыми сложностями, которые испытывала вся мировая экономика, хотя это, конечно, необходимо. Представительства необходимы как инструмент продвижения страны, как доказательство ее эффективности во всем мире. У нас в Москве действует более 35 представительств зарубежных стран по туризму. Они продвигают свои страны, свою культуру, и нам тоже надо это делать. Когда была еще система "Интуриста", у нас было порядка 40 представительств за рубежом. Поэтому чартеры летели к нам, а не от нас. В настоящее время на повестке дня стоит открытие представительств в Египте, Турции и Китае, потому что эти страны принимают очень большие потоки туристов из РФ. У них будет функция не только продвижения страны, но и оказания содействия нашим туристам в вопросах безопасности, в других кризисных ситуациях. В первую очередь это относится к Египту, который является ярко выраженным принимающим рынком, тогда как Турция в ближайшее время может стать для нас одновременно и мощным направляющим рынком, как и Китай.
Вопросы безопасности объективно пока более приоритетны. Мы прогнозируем, что турпоток в Турцию по итогам этого года составит около 4 миллионов человек. Египет, я полагаю, могут посетить 2,5 миллиона наших туристов. И поэтому там у туристов постоянно возникают какие-то проблемы. Как на территории Турции, так и на территории Египта имеются консульские пункты. Но на территории Хургады и Шарм-эш-Шейха их нет. Это осложняет задачу помощи нашим туристам. Как бы то ни было, даже наличие консульской службы все равно не в полной мере может решать эти вопросы, потому что есть специфические проблемы, которые не находятся в компетенции консульской службы, да она и не должна ими заниматься. Консульство должно выполнять свои обязанности. А есть вещи, которые связаны сугубо с туристической деятельностью. Бывает, возникают коллизии между туристами и принимающей стороной, между туроператорами, отельерами. Поэтому этим должны заниматься представительства по туризму. Ну и, безусловно, вопрос продвижения страны также очень важен.
В перспективе у нас — открытие представительств в основных странах-донорах. В Европе это Германия, Франция, Италия, Испания. Среди азиатских стран — Япония и Корея. Будем надеяться, что при благоприятной макроэкономической ситуации мы сможем постепенно расширять географию наших представительств. Если все будет складываться удачно, то мы откроем первые три представительства уже в будущем году. Это достаточно сложный процедурный вопрос. Для этого нужен отдельный указ президента о направлении представителей Ростуризма за рубеж. Это не только финансовой вопрос, но и дипломатический.

— Давайте поговорим о текущем летнем сезоне, половина которого уже прошла, но оказалась крайне богатой на всякого рода проблемы и несчастья с нашими туристами за рубежом, особенно в Турции. Впрочем, и в России тоже — чего только стоит вопиющий случай с затонувшим теплоходом "Булгария"! Как сейчас развивается ситуация с расследованием отравления россиян метанолом в Турции? В июне Ростуризм не исключал возможности выплаты турецкой стороной компенсаций семьям погибших. Что-то изменилось за это время?
— Сначала следует найти виновных, затем надо будет подавать в суд и именно через суд требовать возмещения морального ущерба, ущерба, связанного с гибелью людей или потерей трудоспособности. Ростуризм оказывает потерпевшим необходимую юридическую, организационную, а нередко и психологическую поддержку. Но мы говорим о том, что должны работать рыночные механизмы, которые в случаях, подобных этому, позволят получать достойные финансовые компенсации. Речь идет о страховании. Наши туристы, выезжающие за границу, в лучшем случае имеют медицинский страховой полис, который предполагает покрытие расходов, связанных с пребыванием человека в больнице и его транспортировкой на родину или, не дай бог, с репатриацией тела. Этот медицинский полис страхования не предусматривает финансовой компенсации, то есть человек никаких наличных денег на руки не получает. Как правило, на массовых туристических направлениях наши люди страхуются на сумму 15 тысяч долларов. И практика показала, что этих денег недостаточно. При поездках в Турцию и Египет нужно страховаться по крайней мере на 30 тысяч долларов. Европа требует более дорогого лечения, поэтому при поездках туда надо приобретать полис по меньшей мере на 30 тысяч евро. Но Европа, как правило, визовая, и уже на стадии оформления визы консульские сотрудники требуют предоставления определенной страховки. На массовых безвизовых направлениях этого нет, поэтому это забота туроператора или турагента — донести до потребителя всю информацию о необходимости приобретения качественной, расширенной медицинской страховки. Помимо медицинской страховки есть страхование от несчастных случаев и иные виды страхования, которые могут позволить получать какие-то серьезные денежные компенсации в результате несчастного случая. Тогда это позволит эффективно решать вопрос на уровне страховых компаний.
Турецкое государство не обязано что-либо компенсировать, равно как и российское, если что-то случается с иностранным туристом в России. Оно не является прямым виновником трагедии и не может из бюджета выплачивать какие-то деньги. Здесь должны быть какие-то рыночные механизмы реагирования на такие ситуации.
Мы отслеживаем ситуацию с отравлением, держим ее на контроле, провели необходимые встречи с турецкой стороной, которая обязалась предпринять целый ряд экстренных мер по ужесточению контроля за поставками напитков, продуктов питания в розничную торговлю, на объекты туристской инфраструктуры. Это крайне важно сделать. Но нужно заметить, что это первый такой случай с отравлением наших туристов в Турции. Был случай, когда два года назад отравились немецкие туристы. Он был сигналом, и турецкой стороне надо было вовремя спохватиться и принять необходимые меры.
В Турции и Египте есть системные проблемы, связанные с обеспечением безопасности на дорогах. Это очень важный вопрос. Мы подписали с турецкой и египетской сторонами еще весной соответствующие документы о подготовке к предстоящему летнему сезону. Согласно им, например, турецкая сторона взяла на себя обязательства обеспечить все необходимые условия для безопасного отдыха российских туристов, в том числе и на транспорте, при занятии водными видами спорта, при посещении аттракционов, то есть там, где есть какие-то риски. Но вот видите, не справляются они. Законы у них есть, и законы хорошие. Весь вопрос в установлении жесткого контроля над их исполнением. Например, в Турции принят на законодательном уровне запрет на ночные экскурсии, но они же их осуществляют. Законодательно закреплено, что все кресла в туристических автобусах должны быть оснащены ремнями безопасности, но ведь не пристегиваются. У них, опять же на законодательном уровне, есть ограничения по километражу, который может пройти водитель, но они не соблюдаются.
Возьмем последнюю трагедию, когда перевернулся автобус, якобы по причине того, что водителя ослепило солнце. Конечно, надо до конца разобраться и выяснить причину, но я не исключаю, что водитель просто был уставшим, потому что у них колоссальная нагрузка. За этим надо следить, надо также следить за состоянием водителей перед рейсом, за тем, чтобы максимальный километраж в день составлял, например, не более 500 километров. Важно наладить жесткий и эффективный контроль над исполнением законодательства. Собственно говоря, это касается и нашего государства. Я имею в виду последнюю трагедию с теплоходом. Судно не имело разрешения на выход, но контрольно-надзорная функция где-то не сработала. Надо увеличить ответственность туроператоров за незаконную туристическую деятельность. В настоящее время у нас нет такой статьи или такого состава преступления, как незаконная туристская деятельность. Фактически фирма, которая организовывала круиз, не была в реестре туроператоров, и наказать ее реально очень сложно. Нужно доказать еще в суде, что была незаконная хозяйственная деятельность, и тогда по этой уже статье или какой-либо другой привлекать к ответственности. Это вопрос очень важный и сейчас стоит очень остро. Он один из самых важных в сфере туризма, обеспечения безопасности и предоставления качественных услуг.

— Министр по туризму Египта рассказывал журналистам, что автобусный парк оснащается GPS-оборудованием, которое позволяет отслеживать нахождение машин, контролировать маршрут и т.д. Недавно вы посещали Египет, можете ли вы это подтвердить?
— Пока это все у них работает в тестовом режиме. Здесь опять-таки очень важно, чтобы они довели это дело до конца. Их парк пассажирских автобусов составляет 5 тысяч единиц, а подключены к системе, может, процентов 15-20.

— То есть получается, что те туристы, которые сейчас находятся в Египте, продолжают ездить на обычных, необорудованных автобусах?
— Да, они не подключены еще к системе. Система хорошая, вопросов нет. Она следит за передвижением автобусов. Кроме того, все автобусы должны быть оснащены тревожными кнопками, чтобы через спутник подать сигнал на диспетчерский пункт о том, что с автобусом что-то произошло. Через спутник можно отслеживать и километраж, и прочее. Но сейчас важно довести все это до конца, и мы надеемся, что наши египетские коллеги сделают это. Начало очень хорошее, это прогресс по сравнению с тем, что было. Ведь безопасность на дорогах у них — системная проблема. Надо вводить запрет на ночные экскурсии, особенно это касается участка из Шарм-эш-Шейха в Израиль, потому что на этом направлении большое число ночных экскурсий. Такого быть не должно. Два года назад там перевернулся наш автобус с туристами, люди погибли. Именно из-за того, что это была ночная экскурсия и были плохие погодные условия. Понятно, что бизнес стремится к удешевлению тура, но это не должно делаться за счет безопасности.
Конечно, ситуация в Египте пока остается по-прежнему несколько неоднозначной. Я имею в виду социально-политическую ситуацию. Мы рекомендуем нашим туристам посещать курорты Красного моря и настоятельно рекомендуем не ездить на экскурсии в крупные города. В сентябре у них выборы. Мы будем следить, как будут развиваться события. Надеемся, что ситуация не будет деградировать. Это не в интересах ни туристов, ни бизнеса, тем более что, как правило, в Египте высокий сезон — это зима. Нужно понимать, что туроператоры начинают сверстывать свои чартерные программы уже в сентябре. Будем надеяться, что ситуация в стране нормализуется.

— Как вы можете прокомментировать тот факт, что министерство иностранных дел Великобритании после катастрофы "Булгарии" стало рекомендовать британским туристам, собирающимся в морские и речные круизы по России, проверять отечественных круизных операторов?

— Здесь нужно не туроператоров проверять. Скажем так, туроператорам, заключая договоры с владельцем судна либо с лицом, которое зафрахтовало это судно, надо требовать все разрешительные документы. В авиации этот вопрос уже как-то более или менее работает. Мы настоятельно рекомендовали всем туроператорам требовать у авиаперевозчика допуски к полетам. Потому что часто заключались договоры между туроператором и авиаперевозчиком без наличия у последнего соответствующего разрешения от Росавиации. Потом выяснялось, что такие разрешения не получены, чартеры никуда не улетали. Но здесь ситуация такая: чартер не улетел, люди остались на земле, никто не рискует. При этом недопустимо, когда судно, допустим, не имеет разрешения и никто его не может остановить. Этого быть не должно. Поэтому туроператоры должны требовать все разрешительные документы, то есть убедиться, что контрагент имеет все необходимые разрешения.

— В ситуации с мальчиком, который получил очень серьезную травму головы в аквапарке в Турции и сейчас уже находится на лечении в Москве, страховка покрыла его госпитализацию?
— У меня нет информации о том, что родителям были выставлены дополнительные счета. Другое дело, что случай был очень сложным и потребовалось вмешательство наших медиков, они его эвакуировали, привезли сюда. Мы опять возвращаемся к вопросу о страховании, и, наверное, очень важно, чтобы на рынке появились эффективные механизмы реагирования на кризисные ситуации. Важно, чтобы на туристическом рынке появились саморегулируемые организации со своим специальных фондом, за счет которого можно было бы компенсировать затраты на экстренную санитарную авиацию. Потому что пока это делается за счет бюджета, но, наверное, это не очень правильно и не совсем оперативно. Рынок должен предложить некие механизмы, которые позволят регулировать такого рода процессы. Создание специальных фондов при саморегулируемых организациях позволило бы обеспечить такую финансовую подушку безопасности.
События в Египте показали, что это нужно делать. Это ведь касается не только туристов с травмами. Ведь возникают ситуации социально-политического характера, техногенные катастрофы, природные явления, землетрясения, когда необходимо срочно туристов вывозить из той или иной страны. Государство сможет это сделать, оно никогда не бросит своих граждан, но потребуется некоторое время для этого. Тем не менее и рыночные механизмы должны работать. Государство должно вмешиваться, когда речь идет об эвакуации, например, когда объявляется война и надо всех без исключения граждан вывезти, независимо от того, турист он или нет. В остальных случаях надо решать вопросы собственными силами, потому что в любом случае туристу оказана услуга и она должна быть безопасной. Если услуга перестала быть безопасной, то туроператор должен предпринять все необходимые меры для того, чтобы она ушла с рынка, а человек, которому эта услуга была предоставлена, не пострадал.

— В последнее время часто поднимался вопрос о том, что мешает въездному туризму. Среди главных причин вы называли слабую развитость туристической инфраструктуры в российских регионах и сложности при получении виз. Туроператоры жалуются на сложности в работе с визовыми центрами за рубежом, на лишение их аккредитации, длинные сроки оформления виз и т.д. Что-то делается в этом направлении?
— Ситуация улучшается. Мы провели консультации с МИДом и нашли понимание проблем туроператоров. Я знаю, что в визовых центрах за рубежом уже заработало отдельное окно. А основная проблема была в отсутствии такого окна в визовом центре, и туроператорам приходилось стоять в общей очереди с физическими лицами и индивидуальными туристами. Насколько я знаю, вопрос ценообразования регулируется на паритетной основе: то есть сбор за обработку документов в российских визовых центрах Испании, а их там два — в Барселоне и Мадриде, — не должен превышать стоимость обработки документов в испанском визовом центре в Москве.
Все остальные вопросы будем решать с министерством иностранных дел, потому что все прекрасно понимают, что визовый центр должен помогать, а не быть лишним барьером на пути к поездке в Россию. Конечно этот вопрос важный, потому что процесс получения виз должен быть максимально упрощен. Россия — страна недешевая для посещения, и создавать лишние препоны для получения виз нельзя, иначе это делает российский турпродукт совершенно неконкурентоспособным. То есть понимание у нашего внешнеполитического ведомства есть, и там делают все, чтобы упростить получение виз. Визовые центры для того и создавались, чтобы люди не стояли в очередях в консульстве, чтобы они могли через интернет подать заявку и она была дистанционно обработана, потому что не хватает сотрудников в консульствах, у них большая нагрузка. Создание визовых центров призвано разгрузить консульства, автоматизировать процесс и максимально сократить время обработки документов. Если бывают такие шероховатости, наверное, они связаны прежде всего с тем, что работу любого визового центра надо наладить. Нужно время на обкатку, это требование любого технологического процесса. И работа визовых центров, созданных в России при зарубежных консульствах, вначале тоже пробуксовывала, тоже были накладки. И не только в период открытия.
Вот мы знаем, например, сколько проблем сейчас возникает с визовым центром и консульством Великобритании. И надо разбираться с этим, потому что получение виз систематически задерживается, никто не может понять, когда визы будут готовы. Идут сбои. К этому надо, конечно, с пониманием относиться. Главное, чтобы они не подрывали имидж направления. И нам тоже важно, чтобы те проблемы, которые существуют в российских визовых центрах за рубежом, не подрывали имидж направления. Наши визовые центры существуют в Испании, Великобритании и Эстонии. В перспективе они будут открываться практически во всех странах, откуда идет существенный поток туристов в Россию.

— В прошлом году министр спорта, туризма и молодежной политики РФ Виталий Мутко сказал, что к 2016 году въездной турпоток в Россию может вырасти в 10 раз. Это будет означать более 30 миллионов человек. За счет чего он может так вырасти?
— По экспертным оценкам Всемирной туристской организации (UNWTO), Россия могла бы получать до 40 миллионов прибытий из-за рубежа. То есть мы говорим о прибытиях. В настоящее время мы отмечаем более 20 миллионов прибытий в Россию. Здесь надо разобраться, кого считать туристами. По методологии UNWTO они считают визитеров или посетителей. Поэтому речь идет об удвоении въездного турпотока в РФ. Это более реальная цифра — с 20 до 40 миллионов. Вполне по силам России за несколько лет удвоить число международных прибытий с различными целями, в том числе служебными, частными, деловыми и прочими. Другое дело, что к этому надо стремиться, надо сделать несколько очень важных вещей. Мы говорим об инфраструктуре. Конечно, на сегодняшний день она нуждается в существенной модернизации. У нас не хватает гостиниц, особенно туристского класса и прежде всего в Москве. Речь идет о гостиницах экономкласса, доступных для среднестатистического туриста. Конечно, должны развиваться транспортные услуги. У нас не хватает бюджетной авиаперевозки, особенно внутри России. У нас дорогие билеты. Путешествовать по России гораздо дороже, чем ехать за рубеж. Надо поддерживать бюджетную авиаперевозку и межрегиональные перевозки. Часто два соседних региона не коммутируются, чтобы попасть к "соседям", зачастую надо лететь в Москву и делать пересадку.
Надо существенно повышать качество обслуживания, развивать сервис и то, что мы называем индустрией гостеприимства. Мало поставить коробку, надо, чтобы в ней работал соответствующий персонал, чтобы управление отеля соответствовало стандартам, которые обеспечивают качество обслуживания. Надо развивать национальные сети отелей, которые позволят поддерживать единые стандарты. В качестве примера приведу Hilton. Сеть создает свои обучающие школы, где готовится персонал, который затачивается под определенный стандарт. Важно, чтобы в России было как можно больше таких гостиничных сетей, прежде всего национальных.
Конечно, нужно улучшать имидж России. Не секрет, в каком свете преподносится Россия за рубежом. Это не соответствует никакой действительности. Ведь бренд страны и вообще бренд в туризме отличается от бренда в торговле. Это не торговая марка. В туризме — это восприятие дестинации на подсознательном уровне, которое либо мотивирует либо не мотивирует к посещению. Бренд может быть позитивным и негативным. В туризме очень важно продвигать позитивный бренд России. Надо использовать знаковые и понятные для иностранного туриста вещи. Это наше искусство, наша культура. Это одни из существенных мотиваций для посещения нашей страны. На первом месте стоят служебные или деловые цели. Это нормальная ситуация. Бизнес активен. А на втором месте — культурно-познавательный туризм. Надо активнее пропагандировать туризм в России. Это комплексная задача, которая не решается только силами туристской администрации. К этому должны быть сопричастны и министерство иностранных дел, и министерство культуры, и другие организации, которые пропагандируют российскую культуру, русский язык, российские товары. Пропагандировать страну можно, используя любой инструментарий. Ведь в некоторых странах существуют организации по продвижению страны, и они продвигают ее в целом, включая пропаганду национального языка, торговых марок, ментальности и культуры в целом. Это очень важно. Продвижение бренда страны — большая комплексная задача.

— Что может измениться в связи принятием федеральной целевой программы?
— Мы стоим на пороге ее принятия. Она прошла все необходимые согласования. Скоро она будет вынесена на рассмотрение правительства. И конечно мы возлагаем на нее большие надежды. Таких программ до сих пор не было. Это знаковая программа, прежде всего потому, что государство впервые обозначило туризм как одно из стратегических направлений развития экономики страны. Туризм носит межотраслевой характер. Помимо услуг по проживанию сфера туризма вовлекает в себя транспорт, питание, индустрию развлечений, культурно-историческое наследие и т.д. Так что принятие такой программы — это действительно знаковое событие.
Программа рассчитана до 2018 года. В рамках ФЦП более 300 миллиардов рублей будет направлено на развитие туризма, из них 96 миллиардов — из федерального бюджета. В настоящее время идет предварительный отбор проектов, которые представляют российские регионы. Программа направлена на увеличение внутреннего и въездного турпотоков в РФ. Часть денег будет направлена на улучшение и инфраструктуры, часть — на продвижение и формирование позитивного имиджа страны. Будем надеяться, что такая программа будет в скором времени принята правительством страны и заработает.

— Когда она может быть принята?
— Надеюсь, правительство утвердит программу уже совсем скоро — возможно, в конце июля текущего года. Ведь требуется время на освоение денег. Должны пройти конкурсные процедуры, заключены контракты, и работы должны быть выполнены до конца года. Так что времени у нас в обрез. Не хотелось бы, чтобы это отложилось до осени.

Оцените материал:
Туристам Субъектам туриндустрии Документы

© RussiaTourism.ru, 2009-2016, все права защищены